Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:51 

Золотой шейд. Часть 2

Старскрим
Молчание - золото. Но иногда - очень низкой пробы!
UPD. Плюс глава "Назад и сквозь". Теперь пошли части, которых не было на ЗФБ.

Название: Золотой шейд
Команда: WTF Villains 2015
Автор: Старскрим, Feather in broom
Бета: The Third Alice
Размер: миди в процессе превращения в макси
Канон: Однажды в сказке, Эрагон
Пейринг/Персонажи: Дарза/Румпельштильцхен, Румпельштильцхен/Белль, Гальбаторикс/Дарза, Гальбаторикс/Румпельштильцхен, Морзан, Белоснежка, Белфайр и другие
Категория: джен, преслеш
Жанр: тотал!АУ, приключения
Рейтинг: всё ещё PG-13
Задание: тотал!АУ (Эрагон!АУ для персонажей "Однажды в Сказке")
Краткое содержание: Мятежники-вардены совершили набег на королевскую сокровищницу и похитили главную ценность - три драконьих яйца. Одно удалось вернуть, одно затерялось в просторах Алагейзии, а третье попало в руки безвестному калеке-прядильщику и круто изменило всю его жизнь.


Глава 8. Желание

Всё следующее утро Румпельштильцхен был безутешен. Позолота теперь покрывала почти всё его тело. Белль, которая после заточения с кроликами была ему по колено, это очень нравилось. Она то и дело пыталась устроиться на нём и погреться. Стараясь забраться повыше во время завтрака, она невзначай смахнула хвостом со стола красивую фарфоровую чашку. Посмотрев на отбившийся осколок, на Румпеля, драконица вытянула шею, подцепила зубами посуду за край и поставила на стол, после чего виновато сунула морду хозяину в руки.

— Ах, Белль, — вздохнул Румпельштильцхен. — Что чашка? Посмотри, что ты со мной сделала!

Белль облизнулась.

«Так намного лучше».

Румпель нервно заозирался. Когда Дарза успел прийти?

«Почему ты всё время о нём думаешь?»

Голос зазвучал иначе — ревниво, что ли?

В недоумении Румпельштильцхен перевёл взгляд на драконицу. Та чуть сузила глаза. Точёные ноздри дрожали.

— Это ты сказала? — потрясённо спросил он.

«Я! А ты не ответил».

Румпель откинулся на спинку стула, озадаченный и в некотором смятении. Он не знал, что драконы разговаривают мыслями. Он вообще не знал, что они разговаривают! Несомненно, Белль и раньше проявляла признаки разума… как проявляют собаки или кошки…

«Боишься? Правильно боишься, потому что я тебя сейчас укушу!»

Белль прихватила его за рукав и сделала вид, что оч-чень злится.

«Боюсь, но не тебя, — ответил он мысленно. — А его. Потому и думаю».

Прошелестел неслышный вздох.

«Я понимаю. Ты правильно делаешь. Не доверяй ему. Он мне не нравится».

Румпель только погладил начавший пробиваться гребень. Он никому не доверял, но выбора у него не было.

***


Дарза не пришёл. Напротив, он позвал Румпельштильцхена, мысленно показав тому карту и отметку, куда тот должен был явиться не позже, чем через полчаса. Мол, теперь ты знаешь, как справляться с ловушками, так что нечего тратить моё время на то, чтобы водить тебя за ручку. Дракона оставь — запри в клетке на террасе или пусть в комнатах хозяйничает — дело твоё.

«Не зря он мне не нравился», — заявила бесстыдно подслушавшая разговор Белль, усевшись всеми лапами на столе.

«Слезь со стола. На нём не сидят, а едят», — отозвался Румпель, вспомнив слова Дарзы про воспитание.

«Глупое правило, — вздохнула Белль. — Как же на нём есть, если не сидеть?» Но со стола слезла. «Я не хочу, чтобы ты уходил».

«Я тоже, — солгал Румпельштильцхен. На самом деле он очень хотел узнать, как избавиться от этого странного оттенка кожи. — Но выбирать не приходится. Будь хорошей девочкой».

«Буду, если принесёшь мне ещё пару таких вкусных кроликов, как вчера. Можно живых».

Провожая его к двери, она всё время облизывалась.

***


Румпельштильцхен опасался идти в таком виде по коридорам. Как и смотреть на себя в зеркало. Цвет лица даже издалека и в тени нельзя было принять за человеческий. А вдруг, столкнувшись с ним в коридорах, кто-нибудь из прислуги испугается, поднимет крик, его снова приволокут в тронный зал, а что он может сказать королю? Что пытался стать Всадником, а стал монстром?

Он старался идти так быстро, как только позволяли ноги, горбясь, пряча лицо в волосах. Надеялся, что шейд, увидев такое безобразие, перестанет ухмыляться и поможет вернуть всё, как было. Но звезда, под которой он родился, не одарила его везением. Сначала он едва не попал в ловушку, забыв за тяжёлыми мыслями о препятствиях — только трость и спасла. А потом столкнулся не с кем-нибудь, а с самим королём. Шёл Гальбаторикс по своим делам или решил проверить, отчего сработал смертоносный механизм — но пути их с Румпельштильцхеном пересеклись, и тому даже некуда было свернуть.

Прядильщик отступил и прижался к стене, изобразив низкий поклон и ожидая, пока монарх пройдёт мимо. Тот, однако, не прошёл: остановился, потом приблизился почти вплотную. Пальцы с длинными закрученными когтями («Как он с такими держит меч?») взяли Румпельштильцхена за подбородок и потянули вверх, заставив распрямиться и поднять голову. Король навис над ним, нос к носу, тёмные глаза чуть расширились, разглядывая открывшееся лицо. Румпельштильцхен зажмурился, ожидая худшего…

— Два дня тому ко мне пришёл невзрачный простолюдин, — начал Гальбаторикс равнодушным голосом — и закончил куда довольней: — А теперь, смотри-ка, сам почти как дракон!

Его дыхание касалось кожи, заставляло подрагивать мелкие волоски и ощущалось почти как прикосновение. Удивлённый, Румпельштильцхен поднял веки. Чёрные глаза короля смотрели без насмешки. Более того, в них чувствовался голод, почти такой же, как тогда, в тронном зале, когда Гальбаторикс смотрел на Белль.

— Он прекрасен, не правда ли, мой король? — прошелестел Дарза, возникая из теней, и Гальбаторикс неохотно отступил, не добавив ни слова. — Совсем скоро я сделаю то, что вы просили. Но сейчас нам пора, — взяв Румпельштильцхена за плечо, шейд повёл его прочь.

Уже в помещении для занятий магией, лишённом мебели и украшений, прядильщик вырвал руку из его пальцев и шагнул в сторону, сгорбившись сильнее, чем прежде. Дарза посмотрел на него снисходительно.

— Боишься?

Румпельштильцхен кивнул. Да, он боялся. Боялся короля с его взглядом, шейда с его словами о скором преображении, странного отношения их обоих — и Белль — к своему уродству. Дарза прошёл в центр комнаты:

— Это хорошо. Гальбаторикс любит, когда его боятся.

Румпельштильцхен вскинулся. Страх страху рознь. Он жил в унижении, но в последние два дня, несмотря на разговоры об изменившемся статусе, его унижали — без причины, без повода — особенно часто. Это рождало… злость.

— Стыдиться не стоит, — продолжал Дарза, — мы все страшимся его. Но делай это красиво! То, как ты показываешь свой ужас сейчас, омерзительно. Твой страх должен дразнить, будить желание, как острые пряности…

Не сдержав этой рвущейся наружу злости, Румпельштильцхен бросил:

— Ты уверен, что обучаешь меня быть Всадником, а не?.. — и осёкся под взглядом шейда. Всё-таки о таких вещах не говорят. Особенно тем, кто намного могущественней.

— Не шлюхой? — Дарза не рассердился, напротив, рассмеялся — так, что на рассечённых губах выступили капли крови. — Не избегай называть вещи своими именами — в этом сила мага. О нет, ты должен быть куда более соблазнителен! Шейда должны возжелать демоны — а они не солдаты, не портовые грузчики и даже не короли. И куда более переборчивы. Кстати, об истинных именах. Проходи ко мне — и начнём.

Значит, его всё-таки сделают шейдом.

Румпельштильцхен почувствовал, как сердце ухнуло вниз.
Глава 9. Назад и сквозь

Румпельштильцхен уже усвоил, что об обыденности и собственных привычках можно забыть, но каждый новый день убеждал его в тщетности попыток предугадать, что ждёт на этот раз.

- Нагз рейза, - послышалось негромкое. Кажется, этих слов он вчера не слышал, отметил сквозь сон. Разве что вторую часть... не важно, потом вспомнит, когда проснётся. Тут по телу проползло нечто прохладное; судя по ощущениям, это была не Белль, и гипотетическое "когда" наступило прямо сейчас:

- А-а… - Румпельштильцхен вскрикнул и подскочил на постели, инстинктивно хватая край пытающегося улететь одеяла. - Аптр!

- Прекрасно! - Дарза одобрительно кивнул, будто их урок не прерывался на сон и прочие несущественные капризы смертных. Одеяло послушно шлёпнулось на постель и больше не предпринимало попыток сбежать. - Но будь добр в следующий раз уточнять, к кому или чему обращаешься. Правильно: "Нагз аптр".

- Я спал, - сердито возразил Румпельштильцхен.

"И я тоже!" - капризно зашипела разбуженная вознёй драконица, заползая под тёплый бок своего избранника.

- Скажешь это вардену, который решит тебя прикончить ночью, - усмехнулся шейд. - Поднимайся, нам многое предстоит успеть. Гальбаторикс желает видеть тебя за ужином.

Сон как рукой сняло. Одно дело - учить слова древнего наречия, затаив дыхание видеть, как они воплощаются в реальность, и совсем другое - снова столкнуться с королём, да не мимоходом, в коридоре, а за столом. И ведь не откажешься. Румпельштильцхен вздохнул и спустил ноги на чью-то шкуру, служившую прикроватным ковриком и жевательной игрушкой для Белль. Прежде чем подняться, он заботливо укутал дремлющую драконицу в одеяло и нащупал палку. Шейд ждал в стороне; казалось, он не смотрит в сторону подопечного, но стоило тому сделать несколько неуверенных шагов в сторону стола с принадлежностями для умывания, как маг лениво бросил:

- Адурна!

Румпель не успел и рта раскрыть, как его окатило ледяной водой. Он хотел было возмутиться, но успел только восстановить дыхание и протереть глаза, как Дарза повторил заклятье:

- Адурна! Давай же! Останови, сопротивляйся! - гневно выкрикивал команды шейд, глядя, как неловко Румпельштильцхен пытается увернуться от очередной порции воды, как захлёбывается и паникует. - Адурна!

- Не... могу!

- Можешь! - и снова безжалостное: "Адурна, адурна, адурна!"

- Не-ет!

- Борись! Покори её. Адурна! - в руках Дарзы появился кувшин, ранее стоявший на столешнице возле чаши. Маг не выплёскивал его содержимое в привычном жесте, а словом заставлял скручиваться в тугие струи и бросаться на жертву, подобно змеям.

- Аптр, - отфыркнулся наконец будущий всадник; он едва держался на ногах, а заклинание не сработало, хоть он и успел сказать его вовремя.

- Адурна, - спокойно, словно напоминая, произнёс шейд. Струя послушно взвилась, готовясь ударить.

- Аптр адурна, - поспешно выпалил Румпельштильцхен; его трясло от холода, мокрые волосы прилипли к лицу. Он не видел, как, подчиняясь словам и жесту, - выброшенной навстречу, чтобы хоть как-то защититься, руке, - вода остановилась и вернулась назад в серебряный кувшин, лишь немного расплескавшись.

- Хорошо. - Дарза бросил ученику полотенце. - Раз уж ты умылся, не будем терять время и приступим к завтраку.

Тот закутался и недоверчиво посмотрел, ожидая очередного подвоха.

- Но прежде - самое важное заклинание на сегодня, - мягко продолжил шейд. - Слушай внимательно и смотри, что произойдёт. Эйтха с.

Стоило Дарзе произнести незнакомые слова, он словно истончился, стал прозрачным, как утренний туман и... исчез. Только одежда тяжелой грудой упала на пол. Румпельштильцхен в полнейшем недоумении уставился на то место, где только что стоял шейд. Затем подошёл и осторожно поворошил тростью, будто ожидал найти там лягушку или мышь. За спиной раздался негромкий смех, Румпельштильцхен обернулся на звук - и оторопел: Дарза, как ни в чем не бывало, стоял в противоположном конце комнаты, но был полностью обнажен. Долгую секунду Румпельштильцхен, не веря своим глазам, разглядывал поджарое, жилистое тело шейда, хрупкое - и в тоже время сильное; затем, смутившись, отвернулся.

Виска коснулись сухие пальцы, круговым движением спустились к скуле, заставляя поднять взгляд.

- В волосах седина, а ты стесняешься, как юнец, - снисходительно отметил Дарза. Он переместился обратно бесшумно, не произнося заклинание вслух. - Попробуй сам. Представь, что стоишь на террасе, далеко внизу раскинулся город Урубаен, рядом - накрыт стол, на спинке стула висит сухая, нагретая лучами солнца рубаха. Слышишь, как сплетаются запахи земли, свежей зелени, тёплого неокрашенного хлопка и горячего хлеба? Чувствуешь прикосновения ветра к коже? Теперь, чтобы оказаться там, закрой глаза и скажи сам себе "эйтха с". Не приказывай, просто иди... и не забудь трость.

У Румпельштильцхена вышло сразу, с первой же попытки. Дарза увидел, как подопечный исчез, и тут же услышал сдавленный возглас, почти ругательство, съеденное расстоянием. Похоже, место для обучения шейд выбрал не лучшее, по мнению ученика. Облачившись мимолётным усилием мысли, Дарза собрался было последовать за ним без магических перемещений, и тут мимо, топоча всеми четырьмя лапами, забавно прыгая с полураскрытыми крыльями, пронеслась якобы мирно спавшая драконица. Под холодную воду она решила без нужды не соваться, но пропускать зрелище не желала.
запись создана: 25.04.2015 в 22:20

@темы: Белль, Румпельштильцхен/мистер Голд, фанфикшен

   

Beauty And The Beast

главная